Сладкий риск

Хиггинс Венди

Размер шрифта
A-   A+
Описание книги

***

ЭКСТРЕННЫЙ САММИТ, 1748, РИМ, ИТАЛИЯ.

Без ведома римской общины, 666 земных демонов воспользовались скандально известным Колизеем. Двенадцать из них - Князья - явились в человеческом обличье, в то время как остальные парили, заслоняя собой свет ночных небес, в качестве духов, перекрывая сумрачными тенями божественное сияние ночного неба.

Рахаб, Князь Гордыни, занял свое центральное место. Вызвав своим появлением некое волнение, он страстно обвел взглядом тысячи отпрысков Князей - расу Нефилимов, которые были созваны на встречу со всех уголков земли.

— Позвольте официально открыть наше Собрание, — объявил Рахаб.

Колизей заполнился почтительным шепотом и шипением - омерзительной мелодией, издаваемой Князьями и духами, парившими над ними и хлопающими в унисон своими массивными крыльями. Холод трепетного ожидания пополз по публике в момент, когда Рахаб собрался рассказать причину их собрания.

- Нам стало известно, что двое из вас, Нефилимов, не считают важным сосредоточиться на работе, для которой вы и были произведены на свет.

Никто не шелохнулся.

Рахаб обратил свой взор на девушку - подростка в толпе, и та, словно ужаленная, сжалась под его злобным взглядом. Отшатнувшись, она отвела в сторону глаза цвета миндаля. Темный прядь выпала из собранных в конский хвост волос.

- Ступи вперед, дочь Алоцера.

От его слов у девушки началась дрожь.

- Феми?
- Князь Алоцер встал и, недовольно хмурясь, посмотрел на свою дочь.

- Отец… - Прошептала Феми так тихо, что обычное человеческое ухо не уловило бы ее слов.

Но все находившиеся в ту ночь в Колизее услышали.

— Подойди сюда, — произнес ее отец. – Что ты сделала?

Окутанная слоями египетского шелка, она подошла к нему.

— Отец, молю тебя, сжалься . У меня под сердцем твой внук.

Алоцер помолчал, морщины на его лбу разгладились.

- И это все?
- спросил он.
- Ты ведь знаешь, что не перенесешь родов.

Она опустила глаза и кивнула. Алоцер повернулся к Рахабу.

- Это же обычный случай, Рахаб.
- Он даже не пытался скрыть свое раздражение.
- Беременность вряд ли можно назвать достойной причиной для созыва экстренного саммита. Девочка работает, не покладая рук.

-О, да, - Рахаб повернулся с насмешкой к дочери Алоцера.
- Я уверен, что беременность - результат твоего тяжкого труда. Нет сомнений, ты забеременела, склоняя человека к греху. Не так ли, девочка?

На лице Феми появилось выражение ужасающего осознания, когда она обвела взглядом толпу и увидела лишь пустые и злобные лица. Рыдая, она рухнула на землю и начала целовать ноги своего отца. Сбитый с толку, Алоцер посмотрел вниз.

- С кем ты была?
- Спросил он. Его дочь лишь покачала головой, ее волосы рассыпались по земле у его ног.

Рахаб наклонился и схватил Феми за волосы, заставляя поднять глаза на него.

- Ответь своему отцу. Скажи ему!
- Феми лишь заплакала сильнее и вскрикнула, когда хватка Рахаба усилилась.
- Страх заставляет ее молчать, и она должна бояться, потому что отец ребенка - не человек. Он один из них - Нефилим.

По толпе пронесся коллективный вздох, за ним последовал короткий шепот и тут же стих. Прищуренные глаза Князя Алоцера перебегали с Феми на Рахаба.

- Это правда.
- Клочки пены показались в уголках его рта, когда он растянул губы в улыбке.
- Сомнения поначалу возникли у одного из моих Легионеров, а затем один из Нефилимов подтвердил их.

- Кто отец?
- Воскликнул Князь Сонеллион. В его кристальных глазах стояла леденящая ненависть.
- Кого нам следует покарать?

Намеренно растягивая ожидание, Рахаб приподнял бровь.

- Йоширо, сын Джезбета.

- Этого не может быть!
- Глаза Князя Джезбета вспыхнули огнём, когда он ступил перед Рахабом.

Среди Князей он был самым маленьким, но ловкость и острый глаз выдавали его могущество.
- Где Неф, заявивший об этом?

- С сожалением должен сказать, что она покончила с собой, открыв сию отвратительную правду нам.

Рахаб скорбно положил руку на сердце.

–– Йоширо добросовестно выполнял свою работу! –– Воскликнул Джезбет, игнорируя его выходки.

- Нам стоит проверить это, - произнес Рахаб.
- Ступи вперед, Йоширо.

Нефилимы начали расступаться. Все поворачивались в сторону Йоширо. Проходя сквозь толпу, выше своего отца, он нес тонкий меч.

–– Остановись немедленно. –– сказал Рахаб. –– И сложи оружие, иначе его у тебя отберут.

- Глупый мальчишка!
- Отчитал его Джезбет.
- Ты в своем уме? Ты должен работать против человечества, а не тратить свое время попусту с сестрой-Нефелимом!

Йоширо посмотрел на убитую горем Феми , до сих пор лежавшую у ног своего отца .

- Это моя вина, - сказал он Князьям.
- Оставьте Феми.

–– Как романтично. –– Голос Рахаба был насмешливо нежным. –– Но должен ли я указывать на очевидное? Вы оба приговорили её на верную смерть , когда она забеременела. Какая жалость.

Пройдя несколько раз из стороны в сторону, Рахаб устремил свой взгляд в темноту.

- Вам известно, что около полумиллиона человек погибло в этих стенах?
- спросил он.
- Земля здесь жаждет юной крови. Это место идеально подходит для наших собственных игр, не считаете? Я очень надеюсь, что два наших маленьких гладиатора приложат все усилия, чтобы убежать… - замолчав, он приподнял бровь на Йоширо и Феми, которые застыли в оцепенении, словно не в состоянии поверить, что их секрет раскрылся и их жизнь висит на волоске.

Кое-кто из Князей засмеялся безрадостным смехом, а оставшиеся Нефелимы отодвинулись подальше, стараясь оказаться как можно дальше друг от друга и разворачивающихся событий.

- Ну?
- Развел руки Рахаб. На губах его заиграла жестокая улыбка, когда он крикнул паре.
- Это ваш

шанс. Бегите!

Всхлипывая, Феми поднялась на ноги и, проталкиваясь между Князьями, поспешила к Йоширо. Схватившись за руки, они бросились вдоль разрушенного Колизея, окруженного дразнящими их духами.

От нескольких Князей послышались злорадные выкрики.

Окинув взглядом толпу, Рахаб указал пальцем на молодого человека с края трибуны.

- Ты.

С непроницаемым лицом тот выступил вперед. Через его плечо был перекинут лук.

–– Убей из обоих. –– велел Рахаб.

Неф стиснул зубы и, поколебавшись лишь миг, кивнул. Он вытянул стрелу из колчана на спине и приладил лук. Несмотря на прохладную ночь, капля пота скатилась с его лба, и он наклонил голову, чтобы вытереть ее рукавом.

–– Они уходят, идиот! –– крикнул Князь Гнева.

Воспользовавшись своим улучшенным зрением и слухом, парень прицелился в убегавшую пару. Его Адамово яблоко дернулось, и он пустил стрелу и тут же послал ей вслед вторую. Он был точен. Через два мгновенья над Колизеем повисла зловещая тишина, а Феми и Йоширо замертво упали, так и не разомкнув рук.

Пустившая стрелы рука лучника повисла безжизненной плетью, а он с опущенной головой вернулся в толпу.

–– И это все? –– крикнул Таммуз, Князь Убийства. –– Я вас спрашиваю, какое веселье в быстром убийстве?

Рахаб испутил смешок.

- Не стоит негодовать, Таммуз. Полагаю ,когда всю грязную работу за нас делают Нефелимы ,об никаком веселье не может быть и речи. Этот случай, как напоминание для всех вас!!
- Голос Рахаба прозвенел над толпой Нефилимов. Ваше единственное предназначение - это совращать человечество к греху. И если решите иначе, то потеряете время, отведенное вам на земле. И если вы забудете о том, что вас ждет в этом случае, уверяю - я помогу вам вспомнить. А теперь ступайте! Оставьте нас, чтобы мы могли продолжить саммит.

Сбившись в кучу, шаркая ногами и толкая друг друга, Нефилимы поспешили оставить Князей. Джезбет и Алоцер стояли с каменными лицами, когда те проходили мимо них.

Хрустнув пальцами, Рахаб посмотрел вслед последним Нефилимам, покидающим Колизей .

- На протяжении веков я повторял, что от этих непредсказуемых полукровок больше проблем, чем пользы, но многие из вас продолжают настаивать на том, чтобы иметь их. Они омерзительно-глупы, как люди, но при этом опасны, как звери.

Он усмехнулся собственным мыслям, а потом произнес их вслух:

–– Даже сам Бог отрекся и забыл про них.

Глава 1

Я пообещала себе, что никогда не буду работать на моего отца, загрязняющего души и приводящего людей к зависимости от наркотиков и алкоголя. Я была слишком наивной, чтобы дать такую клятву. Я была наивной во многих вещах.

В темной комнате, где все танцевали, гремели басы. Я забралась на журнальный столик не обращая внимания на взгляды, брошенные в мою сторону : в основном доброжелательные, но некоторые похотливые, осуждающие или завистливые.

Сегодня ночью, мое место было на столе, но не для того, чтобы быть в центре внимания, а для лучшего вида. Я заметила шепчущего демона в толпе и теперь должна быть более бдительной . Прошла целая неделя с тех пор, когда я видела одного - это был самый длительный промежуток после Новогоднего саммита.

Джей и Вероника должны быть где-то здесь. Два моих лучших человеческих друга, официально встречающихся уже четыре месяца , сошлись после вечеринки в Нью-Йорке, где Джей поцеловал мою подругу-Нефа, Марну, дочь Князя Прелюбодеяния – Астерофа. Марна влюбилась в Джея, но она поцеловала его, зная, о его сильных чувствах к Веронике. События той ночи стали запретной темой. Я искала Джея и Веронику, но они, скорее всего в подвале, играют в карты. Они хотели бы скоро пойти домой, но я не могла быть пойманной , покидающая вечеринку столь рано. Ещё даже не наступила полночь. Здесь были они – шептуны. Мое сердце подскочило к горлу, но я танцевала дальше. Оживленная, веселая атмосфера, сгущающаяся во что-то темное и зловещее, эти мерзкие существа двигались вдоль потолка, как нефтяное пятно. Страх кольнул меня. После всего случившегося, от шептунов у меня мурашки по коже. Дух просканировал толпу, хмуро глядя на улыбающихся завсегдатаев вечеринок и нападал с оскаливающимся шепотом. Танцоры взбудоражились рядом друг с другом. Напитки проливались, голоса повышались, и толкание возобновлялось. Я слезла с журнального столика и направилась в кухню. Демон изменил свое направление и последовал за мной. Когда я проходила через толпу, я сделала вид, что не замечаю людей, которые пытаются остановить меня и поговорить.

Интересное

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.