Пять слагаемых счастья

Леннокс Марион

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
Пять слагаемых счастья (Леннокс Марион)

ПРОЛОГ

Блейк, Коннор, Сэм, Дарси, Доминик, Николай. И Пирс. Мои мальчики, такие гордые и независимые.

Руби вздохнула. Она очень старалась, но они так ничего и не поняли. Их совместный подарок на ее семидесятилетие послужил тому подтверждением.

Но мои сыновья все равно замечательные, подумала Руби, пытаясь сдержать непрошеные слезы. Они очень изменились с тех пор, как много лет назад она приютила их, мальчишек, оказавшихся ненужными собственным родителям. Она не могла официально усыновить их, но считала своими сыновьями и старалась забирать к себе как можно чаще.

Сейчас они, как и Руби, внимательно слушали речь графа Логанейкского, открывающего сегодня приют для детей в своем замке в Долфин-Бей. Раньше Руби была главой организации, которая помогала беспризорным детям обрести новый дом. Поэтому, когда граф попросил ее стать его советником, она с огромной радостью согласилась.

Однако советами Руби не ограничилась. Она рассказала о приюте своим приемным сыновьям, и те сразу же решили помочь ей, в том числе и деньгами. Специально к этому дню они прилетели в Австралию, чтобы разделить с ней ее радость… А также подарить ей на день рождения свой особенный подарок.

На самом деле день рождения Руби отметила еще неделю назад. Мальчики, как она называла своих приемных сыновей, уверяли, что не забыли об этом знаменательном событии, просто они знали, как она не любит семейные собрания.

Но это не я не люблю семейные собрания, грустно подумала Руби.

Мои мальчики, мои мужчины, ненавидят эти праздники.

Тем временем речь графа подходила к завершению. На сцене вместе с ним находились все его близкие: жена, дети, друзья… Объединившись, эти люди создали то, во что верили всей душой, и сейчас не могли скрыть свою радость. Руби печально смотрела на приемных сыновей. Они никогда не были так счастливы просто от того, что находятся вместе.

Сегодня они подарили своей матери неожиданный, да и нежеланный для нее подарок - документы на шикарную квартиру в Сиднее, с великолепным видом на гавань. Но…

– Любой, кто захочет остаться с тобой дольше, чем на две недели, должен получить наше одобрение, - сказали мальчики.
- Мы защищаем тебя от тебя же самой.

Они так ничего и не поняли, вновь подумала Руби, и слезинка все-таки скатилась по ее щеке. Она боролась за них, и они преуспели в жизни, но не так, как ей хотелось. Она мечтала, чтобы они были счастливы в любви.

Заметив ее слезы, Пирс нахмурился и дотронулся до ее руки. В свои тридцать шесть он был успешным архитектором, уверенным в себе мужчиной, но для Руби он навсегда остался голодающим, забитым мальчишкой, которого она спасла когда-то.

Пирс больше всех сделал для того, чтобы этот день наступил. Он бесплатно спроектировал здания для приюта, и Руби знала - эта работа доставила ему удовольствие. Однако он тщательно скрывал свои чувства и продолжал держаться отстраненно.

И где же тот ребенок, о котором он недавно рассказал ей? То, что она услышала утром, повергло ее в шок. Он был женат, но его жена умерла? У него остался маленький ребенок? Руби ничего не знала об этом до сегодняшнего дня, и Пирс вынужден был признаться ей во всем только потому, что она подслушала его разговор с братьями…

– В чем дело, Руби?
- услышала она его голос.

– Просто… мне не по себе. Я так хотела, чтобы у тебя была нормальная семья.

– У меня она есть, - улыбнулся он.

– У тебя есть ребенок, для которого ты нанимаешь няню. А меня ты и близко не подпустишь!

– Ты уже и так много сделала для меня. Я не могу позволить тебе этого.

– Но я хочу!

– Нет, не хочешь. Тебе уже пора на покой, Руби. Отдохни.

– У меня еще будет время, чтобы отдохнуть, - прошептала она.
- Я хочу жить.

Руби вновь посмотрела на сыновей. Взрослые, успешные мужчины.

Но ни один из них не умеет жить.

Ни один.

Я не справилась со своей задачей.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Она была готова ко всем ужасам, которые могли ожидать ее на ферме, но такого она никак не могла предвидеть.

Шенни остановила машину у забора и в ворота въезжать не стала. Ну уж нет.

Шенни не была деревенской девушкой, и ее подруга Джулс расхохоталась, когда услышала, куда она направляется. Сама же Джулс выросла на ферме, поэтому предупредила подругу, с чем ей придется столкнуться:

– Коровы даже не посмотрят в твою сторону, если ты не будешь подходить к телятам. Телята очень милые и безобидные. Сейчас на большинстве ферм используют искусственное осеменение, поэтому быков там может и не быть. Лошади… То, что они большие, не значит, что они страшные и опасные. Большинство собак на фермах умеют только лаять. Посмотри им в глаза и прикажи; «Сидеть!» Ах да, не наступи в коровью лепешку. И не носи обувь на шпильке.

Итак, Шенни оставила туфли на шпильке в роскошной квартире Джулс в Сиднее, отрепетировала команду «Сидеть!» и приготовилась ко всему. Ко всему, кроме этого.

На заборе сидели дети. Много детей. Она посчитала их. Четверо, и все смотрят на нее. Это как раз понятно: скорее всего, ее машина - первая, которую они видят за неделю.

Что ж, коровы, похоже, надежно закрыты в загоне, собак и лошадей поблизости не наблюдается, но Шенни все равно была в ужасе. Девочка, мальчик, мальчик, девочка… Она переводила взгляд с одного ребенка на другого. Одинаковые грязные джинсы, футболки, сапоги…

Братья и сестры? Возможно, но цвет волос у них разный.

О чем я думаю? При чем здесь волосы? Они же сидят на заборе фермы, где я согласилась работать!

Она схватила письмо тети Руби с приборной доски и перечитала его, стараясь не обращать внимания на детей, которые явно ждали, что же она будет делать дальше.

«Пирс не разрешит мне помочь ему. Он всегда был очень милым мальчиком, я уверена, тебе он тоже понравится. Он столько всего пережил! А теперь еще и это. Его жена умерла полгода назад, а я даже не знала, что он женился. Братья беспокоятся за него. Они говорят, дела у него идут не так хорошо, как раньше, и он может потерять выгодный заказ. Конечно, любые потери - ничто по сравнению с потерей жены, но мальчики не будут говорить об этом со мной. Они считают меня древней старухой и не хотят, чтобы я о чем-либо беспокоилась.

Дорогая, знаю, Майкл разбил твое сердце - по крайней мере, так сказала твоя мама. Что еще хуже, ты лишилась своей милой маленькой галереи в Лондоне. Если хочешь вернуться домой, не могла бы ты немного помочь Пирсу с ребенком, пока он не разберется с этим заказом? Он ищет няню, но пока безуспешно…»

Шенни чувствовала, что Руби в отчаянии. Ее обожаемая Руби, всю жизнь помогавшая другим, теперь осталась не у дел. Приемные сыновья не разрешали ей вмешиваться в их жизнь. Она не могла помочь им и попросила племянницу сделать это.

Работать в доме своего так называемого кузена, присматривать за его ребенком? Жить на ферме на другом конце света? При других обстоятельствах Шенни бы только рассмеялась, получив это письмо.

Но речь шла о Пирсе Маклахлане.

Существовало три причины, по которым Шенни решила помочь ему.

Во-первых, сочувствие. Она помнила Пирса. Двадцать лет назад ему было пятнадцать, а ей почти десять. Шенни впервые увидела его на свадьбе дяди Эрика. Пирс выглядел тогда слишком тощим и высоким, его одежда была ему явно мала… А теперь он потерял жену.

Шенни не могла не признать, что двадцать лет назад считала Пирса… великолепным. Он был высоким, смуглым, таинственным пятнадцатилетним подростком. Возможно, ей все это просто казалось тогда, но он явно выделялся среди своих задиристых братьев. Итак, к сочувствию добавляем… вожделение? Ну да, конечно. Она уже большая девочка. Пирс может оказаться невысоким толстячком, так что ее мечтам не суждено сбыться.

Но была еще и третья причина, гораздо более серьезная, чем две предыдущие. У нее не осталось денег, чтобы жить в Лондоне. Шенни потеряла свою галерею и любимого человека. На ферме Пирса она могла бы переждать какое-то время…

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.