И полцарства в придачу

Леннокс Марион

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
И полцарства в придачу (Леннокс Марион)

Пролог

— У нас нет выбора, — принцесса Шарлотта де Готье, полулежа на кушетке, с беспокойством посмотрела на своего сына. Макс уже несколько часов подряд мерил шагами гостиную. Из окон открывался замечательный вид на Елисейские поля.

— Мы должны так поступить, ты же знаешь, это наша обязанность.

— Мы вовсе не обязаны так поступать! Королевская семья Альп д'Эстелла всегда была не лучшего мнения о нас, вот и нам хорошо бы о них забыть.

— Да, они слишком зазнаются, — согласилась Шарлотта. — Однако сейчас у нас есть возможность все исправить.

— Исправить? Я никогда не стал бы иметь с ними общих дел, если бы не смерть наследного принца Бернарда. Как можно забыть то, как они поступили с тобой?

— Мы должны все исправить ради народа, которым управляют Альп д'Эстелла.

— Эта страна не имеет к нам никакого отношения.

— Не совсем так, Макс. Ты имеешь право ей управлять.

— Я не имею права, — рявкнул он. — Право принадлежало Тьерри, однако он вышел из игры. К тому же все знают, что я — незаконнорожденный сын бывшей жены покойного принца. Теперь мы оба сможем уехать.

Шарлотта вздрогнула. Ей следовало заранее подготовиться к такому повороту событий. Она так надеялась, что наследный принц Бернард обзаведется потомством! Теперь после его смерти единственный его правопреемник — Макс.

Начиная с пятнадцати лет Макс заботился о матери. Она изо всех сил пыталась избавить своего второго сына от королевской доли, однако теперь его регентство было неизбежно.

Макс сделал еще несколько шагов по гостиной, потом остановился и посмотрел на шумную парижскую улицу. Как его мать может предлагать ему такое? Она знает, чем это обернется для них обоих. Шарлотта будет вынуждена снова оказаться в центре внимания.

— На мне действительно лежит ответственность, — состроив недовольную физиономию, проговорил Макс. — Я отвечаю за тебя, и ни за кого больше.

— Ты не прав, и прекрасно это знаешь, в твоих руках судьба целой страны.

— Это несправедливо.

— Да, — прошептала Шарлотта. — Жизнь несправедлива, извини.

Макс повернулся к ней лицом.

— Черт побери, мама, я не имел в виду…

— Я знаю, что ты имел в виду, но хочешь ты того или не хочешь, мы должны принять сложившуюся ситуацию.

— Ты так долго все скрывала, а теперь сдаешься…

— Я не сдаюсь, и, между прочим, я до сих пор ничего не признала. Я унесу тайну твоего рождения с собой в могилу. Мне не следовало говорить тебе правду, но я думаю, ты все-таки должен стать регентом.

— Тогда ты всем все расскажешь?

— Нет, потому что королем я тебе стать не позволю.

— Ты посадишь на трон какого-то незнакомого мальчика?

— Именно так, — нетерпеливо сказала Шарлотта. — Этот мальчик пока никому не известен. Он не обременен ненавистью, которую испытывают к нему другие люди. Возможно, это единственный шанс для нашей страны.

— Нашей страны?

— Я все еще считаю ее своей, — в ее голосе прозвучала тоска. — Я люблю людей и язык этой страны. Я обожаю в ней все, кроме ее правителей, вот почему ты должен принять регентство. Ты поможешь маленькому принцу. Я знаю опасности, которым он может подвергнуться, а ты сумеешь защитить его. Макс, мы обязаны помочь ему. Если ты не станешь регентом, наши враги возьмут верх, и дела пойдут скорее хуже, чем лучше, — она помедлила, затем добавила: — У нас есть два варианта: ты принимаешь регентство, и мы изо всех сил стараемся защитить принца и людей Альп д'Эстелла или мы уезжаем, оставляя страну умирать.

— А третий вариант — это открыть правду?

— Нет, после того, через что мне пришлось пройти… Ты этого не хочешь, да и я такое положение дел вряд ли вынесу.

— Нет, конечно, извини.

— Спасибо, — прошептала Шарлотта. — И что же мы теперь станем делать? Ты говоришь, мальчик сирота? Но это вовсе не значит, что он плохо воспитан и недружелюбен. Позволят ли ему те, кто о нем сейчас заботятся, так резко переменить свою жизнь?

— Я навел справки. Малыша усыновила друг семьи его родителей. Ей двадцать девять лет, она взяла мальчика на воспитание сразу после гибели его отца и матери. Возможно, этой женщине хочется заняться не только ребенком, но и собственной жизнью.

— Ты должен быть рядом с ним, когда он станет принцем.

— Я сделаю так, как ты хочешь, — Макс засунул руки глубоко в карманы брюк и снова взглянул в окно. — Я стану его тенью, буду держаться на расстоянии. Возможно, он окажется первым достойным правителем этой страны за многие столетия. Ты права, мы не можем оставлять его одного. Я буду регентом до тех пор, пока ему не исполнится двадцать один год.

— Ты не станешь там жить?

— Нет, но в этой маленькой стране есть единственный не коррумпированный политик, Чарлз Мевель, на него можно рассчитывать, он присмотрит за ребенком. Сегодня утром он рассказал мне о том, в чем нуждается его страна.

— Этого мало.

— Мы наймем отличную няньку, я обо всем позабочусь. Мальчик будет расти в замке, ни в чем не нуждаясь.

— Однако, — Шарлотта обняла свою собаку по кличке Ганнибал, — так поступать с ребенком ужасно.

— Он сирота, мама, — угрюмо сказал Макс. — Я не знаю, в каких условиях он живет в Австралии. Впрочем, ты права. Как только дела в Альп д'Эстелла наладятся, это станет для него прекрасной возможностью…

— Разбогатеть, стать знаменитым? Я думала, что воспитала тебя намного лучше, Макс, я разочарована.

Он повернулся к матери лицом и сокрушенно произнес:

— Ты хорошо воспитала меня, мама. Насколько мне известно, этот мальчик живет с женщиной, которая, вероятно, не слишком-то рада заботиться о нем. Если она захочет остаться с ним, то приедет сюда, если нет, мы найдем ему отличную няню.

— Так ты остаешься здесь?

— Мы с тобой не можем жить в Альп д'Эстелла.

— Ты прав, — уныло произнесла Шарлотта. — Лично у меня не хватит на это храбрости. Давай надеяться, что у малыша все получится лучше, чем у нас. А тебе придется принять регентство на тринадцать лет. Мне жаль, Макс.

— Ты сказала, у нас нет выбора. Все могло быть намного хуже.

— Если бы я не лгала… Однако я не могу ничего вернуть.

— Тебя никто об этом и не просит, — Макс подошел к матери и поцеловал ее в лоб. — Все будет хорошо.

— Если только эта женщина отпустит мальчика.

— А почему бы ей его не отпустить?

— Возможно, ее материнский инстинкт намного сильнее, чем у меня сорок лет назад.

— Ты была слишком молода для замужества.

— А в каком возрасте уже поздно выходить замуж? — Шарлотта мгновенно отвлеклась.

— Возможно, в восемьдесят лет, — Макс улыбнулся, однако его глаза оставались серьезными. — Брак — всегда риск. Кто знает, по какой причине за тебя выходят замуж? Ради денег или титула? — он пожал плечами. — Довольно, пора приниматься за дела. У нас есть три недели, чтобы все уладить.

— Ты поедешь в Австралию?

— Не могу же я улаживать вопрос отсюда. Мы освободим эту женщину от имеющейся у нее ответственности за мальчика.

— Возможно, — прошептала Шарлотта. — Только эта женщина может оказаться цельной натурой, которой не нужны деньги и титул ни для себя, ни для ребенка, которого она любит. Что мы станем делать тогда?

Глава первая

В колее перед автомобилем Макса застрял грузовик. Разве Австралия не считается выжженной солнцем страной? Максим де Готье, принц-регент Альп д'Эстелла, находился в Австралии всего шесть часов, однако у него уже сложилось впечатление, что эта страна совсем скоро превратится в сплошное болото.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.