Свет луны в океане

Уинтерз Ребекка

Закладки
Размер шрифта
A   A+   A++
Cкачать
Читать
СВЕТ ЛУНЫ В ОКЕАНЕ

ГЛАВА ПЕРВАЯ

- Ого, надо же!
- проворчал Сол Карш, прежде чем особым ловким движением раскурил кончик сигары. Этим мастерством славились члены клуба Маканудо в верхней восточной части Манхэттена.— Да вы просто псих!

— Никогда ещё я так здраво не мыслил, — возразил Гейб Корбин. Ему следовало бы продать свою компанию двумя годами раньше.
- Если не считать Сэма Пуна, который и так уже в совете управляющих, вы первый человек, кому я сделал предложение по ее продаже. Даю вам пять дней на размышление, потом предложу кому-нибудь еще.

Убедившись, что Гейб больше ничего не собирается объяснять, Сол несколько раз выпустил сигарный дым, после чего произнес:

- Если вы продаете компанию, которая стоит миллиард долларов, работает с большой прибылью и растет с каждым днем, значит, у вас есть личные причины. Вы случайно не собираетесь умирать?

- От болезни? Нет.
- Гейб допил свой бокал.
- Если вы хотите посмотреть бухгалтерские книги, пришлите завтра своих людей. Фил Роузен — мой финансовый директор. Он вам все покажет. Постарайтесь принять решение до понедельника. Потом я уеду, а вы будете иметь дело с Сэмом,

Сол, управляющий «Карш технолоджис инкорпорейтед», имел дело с компьютерами XXI века, используемыми в медицинских исследованиях и космических программах. Приобретение компании «Корбин бизнес» расширяло поле его деятельности.

Сол был человеком грубым, даже агрессивным. Но Гейб знал его репутацию в деловой этике. Из пяти работающих на внутреннем рынке американских предпринимателей, которые могли бы купить компанию Гейба, он выбрал именно Сола. Во всяком случае, тот будет хорошо относиться к служащим и поведет компанию в правильном направлении.

Они молча смотрели друг на друга. Наконец Сол проворчал:

— Завтра в девять Стэн Эбрамс и его команда приедут посмотреть документы.

Именно эти слова и хотел услышать Гейб.

- Отлично.— Он положил на стол две двадцатидолларовые купюры и встал.— Приятно было видеть вас, Сол. — Гейб пожал руку пожилого собеседника. — Надеюсь, будем заниматься бизнесом вместе.

— Гейб, у меня сын не намного моложе вас. Если бы он задумал что-нибудь такое же кардинальное, я бы встревожился. Вы абсолютно уверены, что делаете это совершенно сознательно? — Озабоченность Сола показывала, что Гейб выбрал правильного покупателя.

— Да. Я делаю это совершенно сознательно. Гейб оставил недоумевающего Сола попыхивать сигарой.

— Бенни, отвези меня в офис, — сказал Корбин, сев в ожидавший его лимузин.

— Да, сэр.

Теперь у Гейба был вероятный покупатель, но оставалась работа, которую надо сделать. Он позвонил по мобильнику Филу и Сэму и попросил их приехать в офис, как только те закончат обедать. Возможно, придется проработать до полуночи.

Последние четырнадцать лет Гейб занимался международным бизнесом. Сложности нарастали с каждым днем. Но утром приедут люди Сола, и Гейб надеялся увидеть свет в конце туннеля. Слава богу.

Пока он стоял в холле, ожидая лифта, появился Брет Уэйленд, управляющий отделом торговли в Северной Америке. На этот раз Андреа Бауэр с ним не было. Удивительно, учитывая, что у Брета с привлекательным инженером программного обеспечения уже месяца три-четыре как длятся интимные отношения. Они и жили вместе.

Гейбу редко удавалось встретить Андреа одну. Брет всегда находился рядом, проявляя откровенный собственнический интерес.

— А где сегодня твоя половина? — кивнул он Брету.

— В нашей квартире готовит обед.

Картина этой пары, за закрытыми дверями делающей помимо обеда много чего другого, неожиданно взбудоражила Гейба. И гораздо сильнее, чем следовало бы.

— Счастливчик. — Гейб шагнул в лифт.

Брет сверкнул улыбкой.

- В этом ты прав, — успел сказать он, пока двери не закрылись.

Гейб не увидел, как выражение лица у молодого человека тут же изменилось.

В девять тридцать Андреа заспешила через офис в половину босса. Секретарь чуть удивилась, увидев ее.

— Привет, Андреа. Чем могу быть полезна?

— Мистер Корбин здесь?

— Да. Когда я приехала, он уже был здесь.

— Хорошо. Мне надо поговорить с ним. Прямо сейчас.

— Подожди минуту, я только посмотрю, не занят ли он.

— Буду очень благодарна.

Вчера в полдень она посетила гинеколога. Теперь абсолютно ясно, что необходимо сделать. Больше нет смысла скрывать.

— Можно войти.

— Спасибо, Карен.

Она вошла в кабинет босса.

— Простите, что я врываюсь к вам, хотя знаю, как перегружено ваше расписание.

Проницательный взгляд изучал ее.

— С каких это пор вы стали просить прощения, если хотите поговорить со мной? У вас огорченный вид, Андреа. Садитесь и расскажите, что случилось.

Он говорил таким располагающим тоном, что она быстро приступила к делу.

— Вчера я виделась со своим доктором. Он сказал, что, видимо, возвращается мой эндометриоз. И я...

— Как вы сказали? Чтовозвращается?

— Эндометриоз.— Андреа не хотелось раскрывать такие личные подробности, но избежать объяснения нельзя.— Эта болезнь — чума современных женщин. Она каким-то образом связана со стрессом.

Босс подался вперед на вертящемся кресле и печально разглядывал ее.

— Это та личная причина, по которой вам пришлось три раза брать свободные дни?

Он все о ней знает? Как неловко! Но он такой добрый, что она решилась рассказать все детали.

— Да. Я уже неоднократно проходила диагностический осмотр брюшной полости и внутренних органов, если быть точной. Первый раз — в старших классах школы, второй раз — в колледже, третий раз это случилось, когда я работала в «Стовер электроникс». Еще до работы в вашей компании. — Злейшему врагу Андреа бы не призналась, какое физическое и эмоциональное страдание она испытывает из-за своей болезни.

- Простите, Андреа. Я ничего не знал. — В умных глазах Гейба было видно искреннее сострадание.— И каково лечение?..

- К сожалению, только оперативное. Удаление матки. Я решила сделать это как можно скорее. Поэтому я здесь. Хочу договориться с вами о свободных днях.

— Но вам же только двадцать восемь! — воскликнул он, не затрагивая главную тему.— Вы слишком молоды,— Он говорил с такой искренней заботой, что у Андреа навернулись слезы.

— Не в моем положении. Это иногда случается с женщинами в детородный период. Я билась с болезнью уже в юности. Меня временами мучают жуткие боли... Но хватит об этом! Доктор говорит, что на выздоровление мне потребуется шесть недель. Только потом я смогу вернуться на работу. Я понимаю, это долгий срок. Но я знаю, Даррел не даст вам заметить, что не хватает одного сотрудника. Он волшебник.

Босс поморщился.

— И ничего другого-не может быть сделано? Ведь вы даже не пытались выносить ребенка?

— Да, — нехотя согласилась она.— Беременность была бы спасением. Но она должна начаться раньше, чем болезнь окончательно меня погубит. А это невозможно.

— Почему? — резко спросил он.

Боже мой, какие обжигающие вопросы сугубо личного характера! А ведь она всего лишь просила свободное время для выздоровления после операции.

Шесть месяцев назад Андреа получила диплом инженера программного обеспечения. И пришла в «Корбин электронике» с характеристикой из «Стовер», где работала, пока училась. Последние четыре месяца она выполняла обязанности главного инженера и часть дня работала с Гейбом.

И при этом их отношения оставались абсолютно профессиональными.

— Вам, должно быть, трудно принять решение. А сейчас вы можете иметь ребенка? — настаивал он.

Copyrights and trademarks for the book, and other promotional materials are the property of their respective owners. Use of these materials are allowed under the fair use clause of the Copyright Law.